Очки.

Я слегка наклонила голову набок, чтоб разглядеть своего собеседника, так мило улыбавшегося, но даже с помощью очков, которые создавали лишь иллюзию хорошего зрения, видела лишь расплывчатые очертания его лица. Я не могла понять, в чем дело. Потом я почувствовала, что мне защипало глаза… Подступающие слезы были совсем ни к чему… Сняв очки, я потерла глаза, стараясь отогнать с них влагу...
парень, сидящий рядом со мной, следил за моими действиями, что меня, признаться, немного смущало. Я была не избалована такими наблюдательными взглядами.
— Что? — посмотрела я на него, одев очки.
— Ты такая беззащитная, когда вот так вытираешь глаза… Хочется тебя к себе прижать, погладить по головке и поцеловать в макушку, говоря: «Все будет хорошо...» — улыбаясь, и глазами, и губами, ответил он.
И тут необъяснимая боль и злость волной окатила меня. Я поспешила уйти, чтоб не нагрубить этому парню… Почему я говорю «этому парню»? Хм… я не помню его имени… Это странно… Обычно память на имена у меня хорошая.
В общем, я вскочила, схватив со скамейки сумочку, стараясь не смотреть на него вообще… Это было трудно, его лицо притягивало мой взгляд тысячью маленьких магнитиков. Глаза жгло от слез ярости и невыразимой боли на душе.
— Стой! Ты куда? — в удивлении кричал он, недоумевая, что заставило меня так неожиданно исчезнуть.
Он просидел несколько секунд, потом сорвался с места, следуя за мной. Я, конечно, не видела его, но чувствовала.
Было уже темно. Я не могла долго бежать, поэтому вскоре остановилась, облокотившись спиной о ближайшее дерево.
По щекам градом сыпались слезы, спина подрагивала, и колени не держали, и мне пришлось сесть на траву...
Я ничего не понимала. Абсолютно. Я не могла понять, кто этот парень, почему мне так хочется смотреть на него, не отрываясь. Почему так неожиданно стало яростно и больно, в тот момент, когда не было никаких причин для этого… И почему, черт возьми,… да где он ошивается??? и не ищет меня???
Только я подумала об этом, как он возник рядом, осторожно присев на корточки и беря меня за руку. Его руки были теплыми, и мне нравилось его прикосновение.
— Пожалуйста, не сбегай больше от меня, — умолял он, пытаясь поймать мой взгляд.
— Прости, — мой голос дрожал, слезы еще продолжали падать, — я не знаю, почему… что со мной произошло… Но только я представила твои слова в действительности, а потом резко их противоположность. Я испытала жгучую боль, ярость, злость… будто меня оскорбили и бросили одну, — речь постепенно восстанавливалась, но я говорила тихо и неуверенно, будто опасаясь, что мой собственный голос разбудит те холодные чувства, которые он прогнал своими словами, своим теплым голосом, — и… осознала, что если это действительно произойдет, то я не переживу этого еще раз… — я сняла очки и убрала их в сумку, и потерла глаза, успокаиваясь...
Он помог мне встать и, приобняв за талию, сказал, глядя мне в глаза:
— Всё будет хорошо! — сильнее прижав меня к своей груди, он гладил меня по голове, и осторожно подняв мое лицо так, чтоб оно было на одном уровнем сего, нежно прикоснулся к моим все еще слегка дрожавшим губам...

7.05.09 

Обсудить у себя 2
Комментарии (0)
Чтобы комментировать надо зарегистрироваться или если вы уже регистрировались войти в свой аккаунт.

Войти через социальные сети: